Как согласованное строительство стало «самостроем»

Как согласованное строительство стало «самостроем»

Почему, получив от муниципальной власти разрешение на строительство, спустя время застройщики бегают по судам, пытаясь доказать свою правоту?

Почему документ, выданный чиновниками, признается недействительным и ваш объект становится «самовольным строительством», как это произошло с прибрежным отелем в Сочи?

Почему власти, давшие отмашку строительству, допустившие некомпетентность, не несут ответственности, а страдают добросовестные застройщики, вложившие в дело немалые средства?

ОТЕЛЬ СТАЛ «ГОРОДОМ-ПРИЗРАКОМ»

Сочи. Шаговая доступность до береговой линии. Корпуса девяти зданий, уже подведенные под крышу, но… недостроенные, зияют черными глазницами окон. Как город-призрак из фильма ужасов, где ни души.

Когда российский президент бросил клич: мол, нужно предпринимать максимум усилий для развития внутреннего туризма, группа предпринимателей из Сочи восприняла это буквально. Привлекли инвестиции для строительства гостиничного комплекса. Мечтали заткнуть за пояс турецкие и болгарские курорты. То есть комфортабельный отдых по системе «Все включено» по максимально доступной цене.

Размах проекта поражает на мониторе компьютера. И тем ощутимее разница между виртуальным вариантом и «городом-призраком».

Дело вот в чем: когда будущий рай для туристов был отстроен почти на 80 процентов, прибыла проверка из прокуратуры. Затребовали все разрешительные документы на строительство.

— Мы, разумеется, предоставили. К нам вопросов не было, — говорит один из застройщиков отеля.

МЕЧТЫ РАЗДАВИЛ БУЛЬДОЗЕР

Далее прокуратура направила запрос в муниципалитет, то есть в городскую администрацию. Ведь объект строится на муниципальной земле.

Чиновники затянули время — не предъявили документы в срок. Прокуратура в ответ требует признать объект самостроем и снести.

Сейчас стройка заморожена на период судебных разбирательств. Арбитражные суды — процесс небыстрый. В лучшем случае шесть месяцев, в худшем — может затянуться на годы. При этом застройщики вносят отчисления в бюджет, деньги за аренду на землю… Не имея никакой возможности проект завершить.

— Получается примерно следующее. Кому-то понравилась земля, на которой стоит ваш дом. Этот кто-то идет и с вышестоящими чинами «договаривается». В результате чего ваш дом признают самостроем и сносят. К сожалению, некоторые пробелы в законодательстве это позволяют! Ущерб несете вы, когда увидите, как вместе с кирпичом и бетоном бульдозер рушит ваши мечты, дело всей вашей жизни. При этом юридически вы преступили закон, выстроив «самострой». По факту вы стали жертвой той самой коррупционной составляющей, о которой сейчас так много говорят, — комментирует председатель правления общественной организации «Национальный комитет общественного контроля» (г. Москва) Мансур Юсупов.

«ЗАВАЛЕНЫ ЖАЛОБАМИ…»

Ситуация с коррупцией достигла критической отметки, особенно в Южном федеральном округе, подчеркивает Юсупов.

— Подобное происходит не только в Сочи и Адлере, — разводит руками Елена Киселева, общественный представитель по национальным проектам в сфере градостроительной политики при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей. — Наша организация завалена жалобами от частных лиц и предпринимателей из всех регионов России, оказавшихся в аналогичной ситуации. Не случайно 24 региона нашей страны, а это более 900 крупных населенных пунктов, в прошлом году прекратили строительство вообще. Потому что сегодня городская администрация дает вам разрешение на стройку, а завтра в ведомстве меняется руководитель, разрешение отменяют, и вы становитесь владельцем «самостроя».

— Нужно доработать законодательство и четко прописать, по каким параметрам объект может быть признан самостроем. А пока даже нет четких формулировок. А постановление о сносе выносить только в крайнем случае: когда в доме, например, невозможно проживать, — считает Дмитрий Желнин, член Экспертного совета Национального объединения строителей по вопросам совершенствования законодательства в строительной сфере. — Мы обязательно вый­дем с данной инициативой к новой Государственной думе.

— В каждой ситуации нужно разбираться индивидуально. Наказывать виновных. Подобный прецедент уже есть в Санкт-Петербурге. Там, как и в случае с сочинским туристическим объектом, на несколько месяцев было заморожено строительство Орловского тоннеля. Инвестор строительства впоследствии сумел через суд выиграть около миллиарда рублей у правительства города (!) в качестве компенсации за понесенные убытки, — говорит Желнин.

Источник: mirnov.ru