«Вызывает депрессию у граждан»:

Суд начал рассматривать дело о ликвидации правозащитного центра «Мемориал». Прокурор настаивал, что материалы могут вызвать депрессию, и доказывал нарушения экспертизой, содержащей фрагменты готовых рефератов для студентов

Мосгорсуд в четверг, 23 декабря, начал рассматривать иск прокуратуры Москвы о ликвидации правозащитного центра «Мемориал» (внесен в реестр иноагентов).

Требование закрыть правозащитную организацию, работавшую с 1993 года, прокурор объяснил многочисленными штрафами за отсутствие иноагентской маркировки материалов, а также «неоднократными грубыми нарушениями Конституции и федеральных законов». Деятельность «Мемориала» «направлена на формирование у неопределенного круга лиц мнения о допустимости террористической и экстремистской деятельности», а также на «формирование негативного мнения о государственном устройстве и государственной власти», утверждал представитель прокуратуры Москвы.

Руководство, юристы и адвокаты «Мемориала» настаивали, что требования государства к маркировке материалов постоянно меняются и противоречат друг другу, что сильно затрудняет их исполнение; а основное доказательство истца — заказанная прокуратурой экспертиза, авторы которой усмотрели к материалах «Мемориала» идею о допустимости терроризма и экстремизма, низкого качества. «По уму, прокуратура должна не закрывать нас, а использовать наши выводы в своей работе», — заявил в суде председатель совета правозащитного центра Александр Черкасов.

Депрессия, экстремизм и приговор Ковалеву

Письменные материалы, приложенные к иску, насчитывали полтора десятка томов. Среди них были, например, копии приговоров, вынесенных в 1970–1980-е годы первому уполномоченному по правам человека в России Сергею Ковалеву, писательнице Мальве Ланде, математику Юрию Шихановичу и другим советским диссидентам — перечисленных упомянул, исследуя документы, судья Михаил Казаков. Прокуроры не пояснили, с какой целью приложили их к своему иску.

Позиция прокуроров сводилась к тому, что «Мемориал» постоянно распространяет материалы без маркировки иноагента, причем эти материалы могут представлять опасность.

«Большая группа лиц не может оценить информацию, которую вы предоставляете для формирования общественного мнения <…>. [Могут наступить] последствия в виде формирования негативного мнения о государстве, государственной власти», — заявил прокурор, комментируя исковые требования. На просьбу ответчиков привести реальные примеры таких последствий прокурор ответил: «Таких фактов, чтобы кто-то прочитал и пошел совершил экстремистское или террористическое преступление, нет, но такое может произойти».

В качестве примера материалов «Мемориала», которые «формируют негативное мнение о государственной власти», прокурор назвал заявление о голосовании по поводу поправок в Конституцию. А тезис, что организация пропагандирует допустимость экстремизма и терроризма, он обосновал тем, что «Мемориал» считает политзаключенными арестованных адептов исламской организации «Хизб ут-Тахрир» (в России признана террористической и запрещена).

Правозащитники и журналисты у здания Верховного суда

(Фото: Михаил Гребенщиков / РБК)

Отвечая на вопрос представителей «Мемориала», является ли нарушением критика властей сама по себе и можно ли ее публиковать с иноагентской маркировкой, прокурор ответил: «На основе достоверных сведений — не запрещено».

Распространение материалов «Мемориала» может помимо прочего «вызвать в том числе депрессивное состояние у граждан», заявил прокурор, отвечая на вопрос адвоката Марии Эйсмонт о «деструктивных» последствиях распространения материалов «Мемориала» без маркировки. На вопрос, были ли прокуратурой установлены факты ухудшения психического состояния граждан в связи с чтением справок и статей «Мемориала», представитель ведомства вновь ответил, что данные о таких случаях к материалам дела не приобщены.

Кроме того, прокурор заявил, что материалы «Мемориала» могут оказать негативное влияние на «духовное и нравственное развитие несовершеннолетних». После просьбы адвокатов пояснить этот довод представитель истца заявил, что дети не могут критически оценить распространяемую «Мемориалом» информацию.

Представитель Минюста в суде поддержал требования прокуроров.

Что возражали ответчики

Основным аргументом прокуроров и Минюста было то, что ПЦ «Мемориал» не сообщает об иноагентском статусе в каждом своем материале: в деле, например, фигурировали электронные письма, отправленные сотрудниками центра в нерабочее время. Дело в том, что требования к маркировке материалов менялись: так, в 2016 году организацию проверял Минюст и пришел к выводу, что ставить плашку иноагента на каждой странице нет необходимости — достаточно маркировки на главной странице сайта, говорили юристы центра. А с 2019 года «Мемориал» начали штрафовать за отсутствие маркировки в отдельных материалах. При этом законодательство с тех пор не менялось, просто надзорные органы стали толковать его иначе — в пользу того, что «Мемориал» является нарушителем, подчеркивали ответчики. И все же, по их словам, организация старается соблюдать законодательство так, как его толкуют власти в данный момент.

«Ликвидировать нас вредно для общества и государства», — заявил в суде Черкасов. Он подчеркнул, что «Мемориал» неукоснительно выполнял требования, наложенные законом об иноагентах и связанные как с прозрачностью и отчетностью, так и с маркировкой. Довод, что организация «формировала мнение о допустимости терроризма и экстремизма», Черкасов прокомментировал словами: «Это никуда не годится». «Признание людей политзаключенными не означает согласия с их действиями или взглядами», — добавил глава ПЦ «Мемориал».

«Сейчас преследование людей по политическим мотивам в порядке вещей, тогда как прокуратура отрицает сам факт наличия в России политзаключенных. Мы считаем, что, указывая на подобную системную практику, мы делаем важное и полезное дело не только для какой-то узкой категории людей, но для всех граждан России», — настаивал Черкасов.

«Мы реально спасали людей, хотя об этом не принято говорить. Мои коллеги Олег Орлов и Сергей Ковалев в Буденновске, имея соответствующий мандат, спасли 1,5 тыс. человек, предложив себя в качестве добровольных заложников. Они вытаскивали из чеченского плена солдат, вывозя их из штаба Масхадова 1995 году. Я лично занимался поисками пропавших и с той, и с другой стороны. Благодаря нам множество солдат живы и спасены. Мы помогаем добиться справедливости в ЕСПЧ в случаях, когда преступления, жертвой которых становятся люди, не получают должной оценки от государства. Наша работа важна, ликвидировать нас нельзя», — подытожил руководитель ПЦ «Мемориал».

Экспертиза с сайта рефератов

Адвокат Мария Эйсмонт рассказала о выводах психолого-лингвистической экспертизы, на которых строится часть аргументов прокуратуры. Авторы-эксперты из АНО «Центр социокультурных экспертиз» Наталия Крюкова и Александр Тарасов не имеют ни психологического, ни лингвистического образования, а часть справки скопирована с сайта готовых рефератов для студентов, указала она. По просьбе представителей ответчика выводы экспертизы прокомментировали несколько  психологов и лингвистов, включая профессора Института русского языка им. Виноградова Анатолия Баранова (в частности, выступал в суде по делу о клевете против Алексея Навального), все они высказались о документе критически.

Кроме того, у Крюковой и Тарасова была личная заинтересованность, считает Эйсмонт: именно они выполняли экспертизу, на основе которой суд запретил организации «Свидетелей Иеговы» (признаны экстремистскими). «Мемориал» же включил преследуемых последователей «Свидетелей Иеговы» в список политзаключенных и упоминал выводы обоих экспертов на своем сайте.

Те же специалисты выступали авторами экспертизы по делу осужденного за экстремизм блогера Вячеслава Синицы. Крюкова также участвовала в анализе материалов по делу историка и председателя карельского отделения «Мемориала» Юрия Дмитриева о предполагаемом растлении приемной дочери — уже не как лингвист, а как педагог.

Что происходит с «Мемориалом»

Прокуратура потребовала ликвидировать ПЦ «Мемориал» в середине ноября. Наряду с правозащитным центром ведомство подало иск о ликвидации историко-просветительского общества «Международный Мемориал» (признан иноагентом); по этому делу истцом выступает Генпрокуратура, 28 декабря его продолжит слушать Верховный суд.

В защиту организаций выступили сотни общественных и политических деятелей; петиция в их поддержку на Change.org набрала более 129 тыс. подписей. Открытые письма против преследования «Мемориала» подписали 62 академика и члена-корреспондента Российской академии наук и более 300 российских и зарубежных деятелей культуры, среди которых актер и писатель Стивен Фрай, драматург Том Стоппард, актеры Олег Басилашвили и Елена Коренева, композитор Леонид Десятников, журналист Владимир Познер, музыкант Андрей Макаревич и писатель Евгений Гришковец.

С заявлением в поддержку организации выступил Ельцин-центр. За «Мемориал» вступились лауреаты Нобелевской премии мира Михаил Горбачев и Дмитрий Муратов, которые призвали прокуратуру отказаться от иска. Последний упомянул требование властей о ликвидации «Мемориала» в своей нобелевской лекции на официальной церемонии в Осло. Писательница и драматург Людмила Петрушевская отказалась от звания лауреата Государственной премии в знак протеста против ликвидации организации.

Преследование «Мемориала» критиковали госсекретарь США Энтони Блинкен, генсек Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич, глава европейской дипломатии Жозеп Боррель, глава комиссии Совета Европы по правам человека Дунья Миятович, президенты Эстонии, Латвии, Литвы и Польши. Европарламент призвал Евросоюз ввести санкции против лиц, причастных к преследованию правозащитной организации.

Источник: iguides.ru