Самовыдвиженцы потеряли запал

На этих выборах количество самовыдвиженцев сильно снизилось по сравнению с 2016 годом. Эксперты полагают, что причина в жестких требованиях к сбору подписей, соблюсти которые могут только кандидаты с административной поддержкой

Документы на участие в сентябрьских выборах в Госдуму подали 173 кандидата-самовыдвиженца, следует из данных ЦИК, которая завершила прием уведомлений накануне, 12 июля. Это почти в два раза меньше, чем количество самовыдвиженцев на выборах в Госдуму в 2016 году, когда свои кандидатуры выдвинули 304 независимых политика.

Для регистрации кандидатам предстоит до 4 августа собрать подписи не менее 3% избирателей округа, где они намерены баллотироваться, — в среднем около 18 тыс. человек.

Почему снизилось число самовыдвиженцев

Cнижение количества самовыдвиженцев связано со сложностью сбора подписей, считает политолог Алексей Макаркин. Во-первых, поясняет он, нужны серьезные человеческие и финансовые ресурсы, чтобы организовать и координировать работу сборщиков; во-вторых, что важнее, непрозрачна процедура проверки подписей в ЦИК: «Даже если кандидат потратил силы и собрал необходимое количество «приличных» подписей, это не гарантирует ему регистрацию. У нас на прошлых выборах были истории с официальными графологами, когда они считали, что подпись не принадлежит человеку, который ее ставил. Бывали случаи, когда таким образом отбраковывали подпись самого кандидата».

Возможность самовыдвижения вновь появилась на парламентских выборах 2016 года, которые прошли по смешанной системе: половина из 450 депутатов Госдумы избиралась по партийным спискам, половина — по одномандатным округам (в 2007 и 2011 годах депутаты избирались только по партийным спискам). Возврат к одномандатным округам стал причиной интереса к самовыдвижению, отметил Макаркин, но «серьезные конфликты вокруг сбора подписей» представление о процессе изменили. «В результате той практики, которая сложилась с 2016 года, желающих самовыдвигаться поубавилось», — заключил политолог.

В 2019 году Мосгоризбирком признал недействительными подписи, собранные юристом ФБК (признан Минюстом экстремистской организацией) Любовью Соболь, политиками Дмитрием Гудковым и Ильей Яшиным, экс-председателем «Открытой России» Александром Соловьевым, членом президентского совета по правам человека Андреем Бабушкиным. Подписи они собирали в рамках выборов в Мосгордуму. По утверждениям привлеченных избиркомом графологов, в их подписных листах было выявлено свыше 10% брака. Всего отказ получили 57 кандидатов. Это привело к массовым акциям протеста.

Жесткая проверка подписей и низкий процент допустимого брака создали устойчивое представление о том, что без административного ресурса и поддержки властей подписной барьер непреодолим, говорит политтехнолог Евгений Минченко. Поэтому кандидаты стремятся баллотироваться от партий по списку. «Проще договориться с партией, чем идти на расходование ресурсов», — отметил он.

В чем сложность сбора подписей

Сейчас допустимый процент брака при сборе подписей определен в 5%, сказал РБК электоральный юрист Роман Смирнов. Подписной фильтр ужесточили в 2020 году, когда был принят пакет поправок к законодательству о выборах. После сбора подписные листы сдаются в избирком, где эксперты-почерковеды в течение десяти дней проводят их проверку.

Чтобы пройти барьер, подписи собирают с большим запасом — в полтора раза и больше, добавил Смирнов. «Здесь есть риск — подпись может быть не так поставлена, не так заверена, графа заполнена с ошибкой или в листе больше пяти строк», — сказал он. Частыми причинами ошибок Смирнов называет «человеческий фактор» — например, нередко подписант указывает место проживания, а не регистрации или просто недостаточно аккуратно заполняет подписной лист.

С мая 2020 года также ужесточились требования к заполнению подписного листа. Если ранее избиратель сам ставил помимо подписи дату, то теперь он собственноручно указывает свои фамилию, имя и отчество. Тогда же между ЦИК и МВД появилось соглашение, которое обязало последнее сообщать о конкретных ошибках кандидата (ранее ведомство просто сообщало, что листы проверку не прошли, но не уточняло почему).

По словам Смирнова, собрать необходимое число подписей только силами волонтеров «малореально», это должен быть оплачиваемый труд профессионалов. Каждый подписной лист должен заверяться кандидатом и сборщиком. Кроме того, в избирком должен быть представлен нотариально заверенный список всех сборщиков подписей.

Как на число самовыдвиженцев повлияли законы

По сравнению с 2016 годом ситуация с реализацией пассивного избирательного права существенно ухудшилась, отмечалось в докладе движения «Голос». Эксперты указывали, что сейчас баллотироваться не могут порядка 9 млн человек, или 8% от общего числа избирателей в стране. Только в 2020 году было введено около 50 новых уголовных составов, временно запрещающих пассивно участвовать в выборах. В результате на данный момент лишение пассивного избирательного права грозит гражданам, осужденным по 417 уголовным, двум административным составам, причастным к деятельности террористических организаций, говорилось в докладе. Более 6 млн человек не могут быть избранными из-за иностранного гражданства или вида на жительство, более 1,1 млн человек — из-за судимости по краже.

Кроме того, в июне 2021 года в силу вступили поправки, лишающие права быть избранными лиц, «причастных» к деятельности организаций, которые были признаны экстремистскими. Вскоре после этого об отказе от участия в выборах заявили Любовь Соболь и экс-глава штаба Навального в Хабаровске Алексей Ворсин. Руководствуясь законом, избиркомы отказали в открытии избирательного счета экс-координаторам московского и пермского штабов Навального — Олегу Степанову и Сергею Ухову. До выборов также не допустили политика Илью Яшина, который вскоре после этого заявил о сложении полномочий главы Красносельского района.

Чем полезен институт самовыдвиженцев для власти

В принципе институт самовыдвиженцев выгоден и власти, и оппозиции, считает Алексей Макаркин. Так, для оппозиционного кандидата это возможность баллотироваться, не связывая себя с той или иной партийной программой. Для власти — возможность неформально выдвигать кандидатов в тех округах, где ее рейтинг низок или велик риск протестного голосования. «У самовыдвиженца больше маневра при работе с избирателями — например, он может ругать повышение пенсионного возраста или критиковать другие действия власти», — поясняет Макаркин. По его словам, избиратели охотно голосуют за самовыдвиженцев, так как в России не слишком велик авторитет партий.

Для некоторых кандидатов выглядеть независимыми электорально предпочтительнее; самовыдвижение — распространенная технология для продвижения кандидата «лояльного пула», сказал РБК политолог Константин Калачев. У таких кандидатов не бывает проблем со сбором подписей, с ведением избирательных кампаний. Калачев отметил, что на нынешних выборах в Госдуму лояльным можно считать эрудита Анатолия Вассермана и координатора поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» Олега Леонова, который баллотируется в сложном для «Единой России» 208-м округе Москвы, где партия власти не выставила своего кандидата.

Тренд на самовыдвижение активно использовался на губернаторских выборах 2019 года, которые стали рекордными по числу губернаторов-самовыдвиженцев: в этом качестве в них участвовали Сергей Морозов (Астраханская область), Валерий Лимаренко (Сахалинская область), Александр Осипов (Забайкальский край) и Александр Беглов (Санкт-Петербург).

Источник: iguides.ru